А за шкафом живет … волк!

Эта история расскажет Вам об удивительной женщине, которая не побоялась ответственности и сложностей ради спасения слепого волка Хана. К сожалению в дикой природе с таким здоровьем волку пришлось бы не сладко. Этот волк стал потомком животных, которые в маленьком возрасте попали в заповедник. Вероятнее всего маму этих волков убили браконьеры. Неравнодушные люди увидели волчат и чтобы спасти их жизни привезли в местный заповедник. За время прибывания в заповеднике эти волки выросли практически ручными.

Волчонок первые месяцы своей жизни жил в квартире, вместе с несколькими собаками породы хаски. Так что северных ездовых он знает и хорошо к ним относится. К шести месяцам его здоровье пошатнулось. Кости задних конечностей ломались и были собраны на титановые штифты, волчонку пришлось носить гипсовые повязки. Повысилось давление глазного дна и глазки стали очень большими, глазные яблоки давили на ткани, вызывая боль. Чтобы предоставить ему более «волчьи» условия содержания, волчонка решили перевести в вольер в лесу, около Зубрятника. Вокруг него сразу собрался коллектив друзей. Построили вольер и первый волкодомик, появились ездовые собаки, совушки, хищные птицы. Друзья Хана работали не покладая рук — проводили лесные программы, катали на ездовых собаках, придумывали квесты и праздники с участием зверей, чтобы собрать деньги на еду и лечение Ханвари.

Через некоторое время медленно срастающиеся кости наконец срослись, стала образовываться костная мозоль и пошло отторжение титановой скобы, фиксирующей обломки кости. Пришлось немедленно ехать к хирургу и извлекать титановую спицу. Время выдалось трудное для такого рода вещей: июль, жара 30 градусов. Операция прошла удачно, но пришлось иссечь большой участок поражённой ткани и кожи, и чуть ли не полгода после этого мы заращивали огромную, размером в две ладони, открытую рану, которую было невозможно зашить…

Однако всё закончилось благополучно. Волк поправился. Один из этапов жизни и лечения волка проходил в ЭБЦ «Крестовский остров». Артур Рэмович согласился приютить нас на два месяца, пока мы занимались глазами Хана и лечением его ломких ног. Здесь, в ЭБЦ, мы по совету офтальмологов сделали ему внутрибульбарную инъекцию в правый глаз, «схлопывающую» чрезмерно распухшее глазное яблоко. Глаз уменьшился в размерах и перестал причинять страдания Хану, но, увы, перестал видеть.

Сколько раз я слышала от разных людей: «Брось, не занимайся бессмысленной работой, не мучай его и себя! Такие звери не живут, …» Но я слышала беззвучный крик: «Я ХОЧУ ЖИТЬ! ПОМОГИ МНЕ! Я НУЖЕН ЗДЕСЬ!» И я не могла ему отказать в помощи. И убедилась: он действительно ОЧЕНЬ НУЖЕН ЗДЕСЬ!

Симбиоз волка, людей, зверей и птиц был необычайно привлекательным и притягательным для многих. Вскоре «Ханвари-парк», как его назвала одна девочка, вырос настолько, что он уже не помещался на краю оврага за конюшней Зубрятника – ни территориально, ни идеологически.

И вся компания переехала в усадьбу Токсовского парклесхоза, где мы организовали центр. Лесники с радостью согласились принять нас к себе и даже дали в пользование Музей леса. Потом, правда, отобрали и разграбили, прежде чем самим исчезнуть из своей собственной вотчины… Но это было позже. А пока Хан стал главным героем Лесной сказки. Ему посвящали самые интересные лесные программы («Волчья стая», «Маугли», «Белое безмолвие»), писали стихи и рассказы, фотографировали, рисовали. День рождения с Ханвари – это был самый любимый детьми праздник. Именинник со своими гостями в лесу собирали слепому волку подарки – те лесные интересные для зверя вещи, которые он сам себе никак не мог раздобыть… Ещё мы вовсю катали на ездовых собаках. Хаски, маламутам, метисам – спасибо за героический труд! Лесная сказка выжила, выросла, стала большой и радостной. Многие собаки до сих пор рядом с нами.

Центр Лесная сказка строили, не имея ни гроша в кармане, не имея никакой помощи и поддержки – проводили программы, на вырученные деньги строили вольеры, лечили животных, покупали корма, бензин для генератора (электричества не было), нужные бытовые вещи и приборы.

А в центре всего был Хан. Ради него это началось, ради него и продолжалось. Потому что любой из зверей, собравшихся в Лесной сказке, мог найти себе хозяина и зажить автономной жизнью. Любой – кроме Хана.

В Лесной сказке зрение Хана начало ухудшаться. Глаза гноились, делались огромными, тёмно-синими. Очень красиво, но – смертельно опасно. Офтальмологи настояли на операции – на удалении больного левого глаза.

А в 2014 году Сказка сгорела. На Пасху, 24 апреля. Мы не проводили расследование, почему. Может, злой умысел кого-то, кто не любит сказки, а, может, случайность. Сказку строили разные люди, и, возможно, какие-то сказочные части пришли в противоречие друг с другом. Огонь доставал до верхушек высоких елей и сосен, которые росли в Сказке. Земля горела. Из горящего вольера Леонид вынес на руках волка, у которого были обожжены лапы и подпалена шерсть. Мы посадили его в оставшийся неповреждённым вольер Тайги, но он оттуда вылезал – вольер был рассчитан на смирную собаку, а не на волка.

Руководство Велеса согласилось принять Хана на передержку. Мы быстро построили ему вольер с выгулом, и Хан переехал в Велес.

Читай продолжение на следующей странице

А за шкафом живет … волк!