Я побитый и грязный шагаю по улице. Совсем озяб. Дождь не прекращается…

Грязный котенок еле-еле шел по улице. Он очень замерз и промок. Уже несколько часов шел дождь. У него не было сил идти дальше, он лег прямо в грязь, пискнул один раз в надежде, что кто-нибудь услышит Подошел какой-то человек и шершавой рукой погладил котенка за ушком. Он крикнул кому-то, чтобы принесли молоко. Котенок открыл глаза и увидел дедушку с глубокими карими глазами. Дедушка смотрел на котенка с такой теплотой, до этого котенок такого не видел. Котенку было всего три месяца.

Мальчик аккуратно, не спеша, нес молоко. Но сил его пить у меня не было. Я снова закрыл глаза и заснул, немного мурлыкая. Мрр.

Наутро я проснулся от тихого треска дров в печи. Стал расхаживать по чудному месту, в которое меня принесли. Первым делом рассмотрел печь. Она была большая и теплая. Вокруг нее были разбросаны сухие ветки и кусочки маленьких черных камешков. Дальше я ловко перепрыгнул преграду, чтобы попасть в соседнюю комнату. Рядом с большим, жужжащим предметом, на полу, нашел молоко, которое вчера мне приносил Митька. Ох, как я счастлив, как рад этой находке! Голод мой был совсем не как у котенка, а как у огромного дикого льва!

Насладившись трапезой, решил отправиться дальше. И только я повернулся, как уткнулся в мягкий предмет. «Странно, ‒ подумалось мне, ‒ здесь же ничего не было». И поднял глаза. Точно! Никакой это не предмет. Это бабушка! Она стоит передо мной в халате, теплых, мягких носках, поверх надеты тапочки, в которые я уткнулся. Седые ее волосы покрывал платок, весь разрисованный цветочками.

‒ Мяу, ‒ вежливо поприветствовал я бабушку.

‒ Ах вот ты где, ‒ ласково ответила она и взяла меня на руки, ‒ какой ты грязнуля, разве так можно? Сейчас мы тебя помоем.

Я был под дождем долгое время и мне совсем не нравится эта идея. Но бабушка уже размешивала в большой железной посудине воду.

‒ Мяяу! ‒ возразил я.

Но меня взяли за шиворот и потащили к воде.

‒ Мяяяу! ‒ возмущался я со всех сил.

И вот, наконец-то, удалось вырваться. Я бежал, как бежал! До тех пор, пока меня не остановил проснувшийся Митька.

‒ Оп, поймал! ‒ весело проговорил он, ‒ ты это куда?

‒ Мяу, ‒ отчаянно ответил я.

‒ Вот, бабуля, я поймал.

‒ Ах, проказник, ты куда намылился? ‒ спросила меня бабушка, а я лишь прижал уши. ‒ Вот что, внучек, ты иди пока, убери кровать, да переоденься, а я вот этого помою и состряпаю чавой-нибудь на завтрак, хорошо?

‒ Хорошо, бабуль ‒ сказал Митя и убежал вприпрыжку.

 

Вода оказалась не страшной, а теплой и немного приятной. Но я когда я вылез и отряхнулся, все равно стал вылизывать себя сам. Так надежнее будет!

Митька сел завтракать. Бабушка готовила ему пышные оладьи и заварила чай с малиной. Мрр, как вкусно пахнет. Митька даже поделился со мной своим завтраком, но бабушка его поругала, сказав, что я стану совсем балованным.

‒ Мяу, какой же я балованный? ‒ возмурчился я.

‒ Бабуль, а как мы его назовем? ‒ поинтересовался я и взял меня на руки.

‒ Не знаю, скоро, к обеду, соберется семья, и там все порешим.

До этого времени Митя решил показать мне дом. Он рассказал про любимое кресло-качалку дедушки и о местечке, где обычно вяжет бабушка. Затем провел в комнату старшей сестры, сказав, что Маринка фанатка какого-то рок-певца. Мы рассмотрели спальню родителей, но входить туда можно только по разрешению.

Время мчит быстро-быстро. Так и наступил обед. Потихоньку, все собирались. Пришла мама, сестра Митьки, вернулся дедушка с рыбалки. Зашел отец.

Вокруг меня была вся семья.

‒ Мяу, ‒ представительно поздоровался я.

‒ Ой, какой хорошенький, ‒ пискунла Маринка.

И они стали рассматривать меня и гладить.

Выбрать имя взялся хозяин семейства.

‒ Назовем его Васька! ‒ серьезно сказал отец Мити. ‒ Что ж, Васька, теперь ты член семьи и это твой дом.

Мой дом… Какие слова прекрасные. Как же все-таки хорошо, что мой дом это место, где так уютно и тепло, где вкусно кормит бабушка и где есть семья, для которой я могу мурчать целыми вечерами.

Мой дом… Мрр…

Понравилась история? Поделитесь с друзьями!

Я побитый и грязный шагаю по улице. Совсем озяб. Дождь не прекращается…